17 (4)
выпуск
2017
Подписка
Бесплатная подписка на
электронную версию журнала
Подписной индекс
«Почта России» – 43669
НАУЧНЫЙ
ЕЖЕГОДНИК
Институт философии и права
Уральского отделения
Российской академии наук
с 2011 г. журнал включен в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий о журнале

КОНОВАЛОВ ЮРИЙ ВИТАЛЬЕВИЧ

ДОКЛАД ЮРИЯ ВИТАЛЬЕВИЧА КОНОВАЛОВА

16 ноября 2016 года родовед, заместитель председателя Уральского историко-родословного общества Коновалов Юрий Витальевич выступил с докладом "Переселенческие процессы на Среднем Урале" в XVII-XIX веках"

ТЕЗИСЫ ДОКЛАДА

До прихода русских население Среднего Урала было немногочисленным.
Большую часть территории Свердловской области населяли обские угры – ханты (остяки) и манси (вогулы). В юго-восточной части области наблюдался процесс проникновения сибирских татар. Бассейн реки Исети был практически не заселен, являясь своеобразной «нейтральной полосой» между вогулами и башкирами. На крайнем юго-западе области существовало смешанное население.
Общую численность местного населения можно определить только приблизительно. В 1592/93 гг. в ясачной книге сообщалось: «волость Таборы, а в ней ясачных людей при Кучуме было 60 человек…». В 1600 году в юртах по Туре (ниже устья Тагила) насчитывалось 34 человека и по Нице – еще 13. Выше Тагильского устья по Туре в 1601 году перечислено 37 ясачных, считая выбывших. Понятно, что перечислены главы семейств и общая численность была в несколько раз больше. На остальной территории плотность населения была примерно такой же. По ясачной книге 1626 года в Верхотурском уезде, на территории от Лозьвы до верховьев Уфы, насчитывалось 321 полноценный плательщик ясака и еще девять молодых, прибранных «во 134-м году вновь, а окладом не исполнились».

Бытует устойчивое представление, что Сибирь (и Урал в частности) была заселена в основном ссыльными и беглыми. Конечно, таковые участвовали в освоении новых огромных пространств Русского государства, но роль их была невелика.
Первые русские города на территории Свердловской области были по существу опорными пунктами на дороге в Сибирь. После похода в Ермака военный контроль земель и путей восточнее Уральских гор осуществлялся из Верхне-Тагильского городка (1584-1589 гг.) и Лозьвинского городка (1589-1598 гг.). Население состояло преимущественно из служилых людей и небольшой группы делопроизводителей. Могло быть некоторое количество торговцев. О наличии крестьянского населения при первых русских городках до основания Верхотурья ничего не известно.
Второй русский город на территории Свердловской области тоже не сразу нашел свое место на карте. Первоначально, в 1592 году планировалось ставить город «в Таборах». И набирались служилые люди в феврале 1593 года, согласно поручной записи, для службы «в новом городе в Тоборах». Но с 1594 года новый город во всех документах называется Пелымом (Пелымским). Видимо, это вызвано тем, что в это время с пелымскими вогулами продолжались боевые действия, и решение построить город близ устья Пелыма было продиктовано военными обстоятельствами.
Первый состав гарнизона Пелыма набирался в Чердыни. Среди подписавших в феврале 1593 года поручную запись – «пермитин», «поморец», Москвитинов, «галичанин», «устюжанин», «черевковец», «даниловец». О происхождении первых верхотурских служилых людей судить сложно, так как в известных переписях Верхотурского уезда происхождение у стрельцов и казаков не указывалось.

XVII век
Верхотурье было основано (точнее – перенесено из Лозьвинского городка) в 1598 году. Очевидно, что служилые люди были переведены из Лозьвинского. Практически, с момента основания города начинает формироваться и крестьянское население. Первая партия переселенцев в Верхотурье, которую удалось документально проследить, появляется уже в 1598/99 г. Это была группа ссыльных из самых западных районов Русского государства. Хотя все они названы прибывшими «из Москвы», их прозвания позволяют уточнить прежний адрес: трое названы «литвинами», двое – «смолянинами» и один – «путимцем», то есть жителем Путивля. Других уроженцев этих местностей нет. Выходцев из Смоленска и Путивля среди верхотурских крестьян и в дальнейшем не встречалось. «Литвинов» было достаточно среди служилых людей, но крайне мало среди крестьян.
Прибывшими в следующем 108 (1599/1600) г. показаны тринадцать крестьянских семей. Семь из них пришли с Вятки, четверо – из Перми, по одному – из Соли Камской и с Пинеги. Есть основания считать, что фактически эта группа прибыла в год основания Верхотурья, но не сразу была поверстана в тягло. Районы прежнего проживания этих семей следующие несколько десятилетий являлись основными поставщиками переселенцев на Средний Урал.
Первые жители Туринска тоже появляются в момент основания города – в 1600 году на пахоту были определены «лаишевских и тетюйских полонеников и новокрещеных 55 семей», которые к этому времени находились в Верхотурье. Лаишево и Тетюши сейчас – города на территории Татарстана.
На первых порах даже крестьяне селились под защитой городских стен. По переписи 1621 года из … крестьянских семей … имели дворы в Верхотурье. Но, по мере увеличения числа крестьян расширялась география сельских поселений. К 1624 году крестьяне заселили берега реки Тагила от устья Салды до впадения Тагила в Туру и по притоку Тагила - Мугаю, берега Нейвы (Невьи) и нижнее течение Режа.
Процесс заселения новых слобод уже на первом этапе проходил по разному. Если Тагильская была основана верхотурцами, то Невьянская – в основном пришедшими из европейской части России. Примерно половину первых жителей Невьянской слободы (по переписи 1624 г. - 41 человек) составили «казанские переведенцы» - организованная партия, набранная в Казанском уезде. Они заселили центральные деревни слободы. Другая половина состояла из 39 человек «прибора Федора Тараканова». По происхождению это были преимущественно выходцы из Прикамья («с Устья Строгановы слободы», «чердынец», «от Соли Камской», «с Чусовые», «пермитин» - 13 дворов) и бассейна Северной Двины («важенин», «двинянин», «лузеня», «вилеженин», - 7 дворов). По одному двору было с верхней Волги («романовец»), Верхотурья и Вятки, а также «смольник» (смолянин?). У троих дворохозяев происхождение не указано. Еще восемь человек таракановского прибору «дворов по ся места не ставили и сами розбрелись безвестно и сыскать их не мочно». У двоих из них отмечено происхождение: «Пинега», «пермитин». Учитывая широкую географию выхода невьянских первопоселенцев, трудно допустить, что Тараканов собирал их по родным местам. Очевидно, прибирали тех, кто уже находился в Верхотурском уезде или поблизости, но в тягло определен не был.
В дальнейшем ядро первопоселенцев большинства новых территорий формировалось выходцами из ранее освоенных слобод:
Ирбитская - из Тагильской слободы;
Арамашевская - из Невьянской слободы;
Мурзинская - из Невьянской слободы;
Белослудская - из Верхотурья, Ирбитской и Невьянской слобод;
Пышминская – из Верхотурья, Ирбитской и Белослудской слобод, Туринского уезда;
Краснопольская - из Тагильской слободы;
Катайский острог – из Арамашевской, Белослудской и Ницынской слобод;
Камышловская – из Ирбитской м Тагильской слобод и Туринского уезда;
Красноярская - из Киргинской слободы.
Арамильская – из Мурзинской слободы.
Но, естественно, был и постоянный приток новых семей из европейской части России. Ряд слобод был заселен при минимальном участии жителей первых уральских поселений или вовсе без них. Ницынская слобода была заселена преимущественно выходцами Соли-Камского, Кеврольского и Яренского уездов. Основу первопоселенцев Чусовской (Уткинской) и Аятской слобод составили уроженцы Прикамья.

После переписи 1624 года в Верхотурском уезде сведения о прежнем жительстве переселенцев носят очень фрагментарный характер, что затрудняет точную оценку происхождении населения.
Определенную информацию дает крестоприводная книга 1645-1646 гг. В ней перечислены не только постоянные жители уезда, но и «гулящие», то есть имеющие неопределенный статус. Числились гулящие люди по тому уезду, где они платили соответствующий налог. У большинства из них есть указания на эти уезды, а в отдельных случаях и на более мелкие административные образования. «Прописка» читается у 564 (из 597) гулящих, что позволяет достаточно подробно определить географию их происхождения.
Местных жителей («верхотурец») среди гулящих показано три человека. Остальные представляли следующие регионы :
Северное Приуралье - 96: Чердынский уезд (далее - у.) – 34 («чердынец» - 28, «пермитин» - 6), Вятский у. – 25 («вятчанин»), Строгановские владения – 16 («чусовитин» - 15, «очерец» - 1), Соли-Камский у – 12 («Усолья Камского», «Соли Камской»), Кайгородский у. – 9 («кайгородец»);
Южное Приуралье и Среднее Поволжье - 7: Казанский у. - 6 («казанец» - 4, «алабыженин» - 1, «осинец» - 1), Уфимский у. – 1 («Уфинского города»);
Поморье - 458: Устюжский у. – 118 («устюжанин» - 117, «южанин» - 1), Кеврольский у. – 110 («пенежанин», «пинежанин»), Соль-Вычегодский у. – 84 («Усолья Вычегодского», «Соли Вычегодской», «вычегжанин» - 75; «лузянин» - 5; «лалетин» - 3; «вилеженин» - 1), Важский (Шенкурский) у. – 64 («важанин» - 60, «кокшар важенин» - 4), Двинский (Колмогорский) у. – 32 («колмогорец» - 17, «двинянин» - 13, «Архангельского города» - 1, «Емецкого стану Можжегорской волости» - 1), Яренский у. – 27 («Еренского городка» - 18, «вымитин» - 5, «сысолец/сысолятин» - 4), Мезенский (Окладников) у. – 13 («мезенец»), Каргапольский у. – 6 («каргаполец»), Вологодский у. – 4 («вологжанин»);
Центральная Россия - 11: Подмосковье – 5 («москвитин» - 1, «торусковской москвитин» - 1, кошеритин» - 1, «кашинец» - 1, «романовец» - 1), Новгородский у. – 3 («новгородец»), Белозерский у. – 3 («белозерец»).
Наглядно видно, что на Урале подавляющее большинство гулящих (часть которых со временем оседала в Верхотурском уезде) в середине XVII века происходило из поморских уездов и северного Прикамья.

Более полную картину дает перепись Л. М. Поскочина, проходившая в Верхотурском уезде в 1680 году, в Тобольском  - с 1681 по 1683 гг. Многие дворохозяева представляли уже не первое поколение и поэтому указы уроженцами тех слобод, где и проживали. Поэтому сведения переписи отражают более поздние переселенческие процессы.
Основной поток новоселов шел из тех же мест, что ранее – Устюжский, Важский и Соливычегодский уезды, Пинега, Прикамье. Наблюдалось некоторое локальное разнообразие. В Невьянской и Арамашевской слободах присутствовали уроженцы Казанского уезда (видимо, это связано с наличием там «казанских переведенцев» 1621 года). Переселенцы из Чаронды отмечены в Пышминской и Камышловской, с Мезени – в Белослудской, из Тотьмы – в Аятской слободах.
В целом сохранялось общее направление движения населения с запада на восток. Но просматривается и некая параллельность движения. По южной окраине Верхотурского уезда заметен приток выходцев из Осы и Сарапула – в Чусовской, Аятской, Красноярской слободах. В заселении Чусовской и Аятской участвовали также выходцы из Кунгура. В более северных слободах Верхотурского уезда присутствие осинцев, кунгурцев и сарапульцев минимально.
Внутри Верхотурского уезда четко просматривается движение с севера на юг, что вызвано укреплением южных рубежей и снижением опасности нападений со стороны кочевников. В обратном направлении – единичные случаи. Наблюдается небольшое наличие среди жителей Верхотурского уезда уроженцев из более восточных Туринского и Тобольского уездов.
В тобольских слободах в пределах Свердловской области ситуация по переписи Поскочина была следующей.
В окруженной со всех сторон слободами Верхотурского уезда Мурзинской слободе, которая изначально заселялась из Невьянской слободы, приток новых поселенцев из Верхотурского и других сибирских уездов был минимален. Основными регионами происхождения показаны: Верхнее Прикамье (Кайгородок, Чердынь, Сысола, Соликамск, Кунгур) и Соливычегодский уезд. Достаточно широко представлены другие северные территории вплоть до Кольского полуострова. Поволжье представлено Казанским, Уфимским и Галицким уездами.
В слободах по Нице, которые были заселены раньше других, большинство крестьян представляли уже второе-третье поколение и об их происхождении судить сложно. География новоприбывших в верхних слободах (Рудная, Киргинская и Чубаровская) мало отличается от соседних верхотурских слобод – в основном, выходцы из северных уездов и Прикамья. Киргинскую отличает большое количество важан, а также присутствие переселенцев с Сысолы, из Вологодского и Чаронского уездов. В этих же слободах заметны переселенцы из Верхотурского уезда, в основном – из самого Верхотурья, Невьянской и Тагильской слобод.
В более нижних слободах по Нице – Верх-Ницынской (Яланской), Нижне-Ницынской (Красной) и Туринской обстановка существенно отличалась от верхних слобод. Бросается в глаза почти полное отсутствие переселенцев из Прикамья и относительная немногочисленность выходцев из Верхотурского уезда. Но гораздо заметнее переселенцы из Туринска и Тобольска, а в Туринской слободе – и из Тюмени.
По Пышме описано шесть слобод, три из которых образовались незадолго до переписи. Из более ранних слобод, в Беляковской среди служилых преобладали уроженцы Тюмени и Соливычегодского уезда, среди крестьян – Соливычегодского и Устюжского уездов, а также выходцы из Невьянской и Ирбитской слобод Верхотурского уезда. Понемногу представлены северные уезды, Прикамье и Сибирь (Туринск, Благовещенская и Нижняя Ницынская слободы. В Куярской слободе много переселенцев из слобод Верхотурского и Тобольского уездов, среди служилых преобладают уроженцы Туринска. Калиновская слобода, основанная менее, чем за десять лет до переписи, имела уже достаточно многочисленное население, пришедшее из многих местностей от Архангельска и Тотьмы до Тобольского уезда. Среди крестьян преобладали уроженцы Казанского уезда и Юрьевца Поволского.
В новых слободах по Пышме население еще только формировалось. Будкинская слобода была основана крестьянином Невьянской слободы. Соответственно, среди первопоселенцев верхотурцы (Верхотурье, Невьянская и Тагильская слободы). Кроме них – выходцы из тобольских слобод (Киргинская и Чубаровская), верхнего Прикамья и Соливычегодска. В Угецкой слободе среди казаков исключительно сибиряки: большинство из Нижней Ницынской слободы, остальные – из Туринска и Тюмени. Среди крестьян, кроме сибиряков (Невьянская слобода, Тюмень), районы, из которых шел основной приток населения в Западную Сибирь – бассейн Северной Двины, Чердынь. Юрмыцкая слобода в первые годы существования заселялась преимущественно выходцами с Сысолы. Кроме них – уроженцы Сибири (Киргинская слобода и Туринск) и Устюжского уезда.
По течению Исети Поскочиным описано в пределах Свердловской области два административных образования, сильно отличавшихся по происхождению населения. Колчеданский острог был основан как военное поселение и первый состав служилых был переведен из Катайского острога, который в свою очередь был основан верхотурскими властями и заселен верхотурскими же казаками и крестьянами. Среди драгунов Колчеданского острога преобладают уроженцы Верхотурского уезда, многие из которых успели послужить в Катайске. Среди крестьян верхотурцев единицы, большинство пришли из Поморья и Прикамья. Присутствуют переселенцы из Казанского уезда и городов из глубины Сибири (Тара, Томск).
Во второй слободе на Исети – Арамильской – выходцев из Верхотурского и других сибирских уездов почти нет. Основное исключение – несколько семей из Мурзинской слободы, что объясняется тем, что основали Арамильскую слободу крестьяне из Мурзинской. География происхождения жителей слободы очень широка. Большая часть (особенно среди крестьян) – уроженцы прикамских уездов от Кайгородка до Сарапула. Представлены многие северные уезды, а также Поволжье – Казанский (Рыбная слобода, Малмыж, Алабуга), Уфимский, Костромской, Галицкий уезды, Нижний Новгород, Ядрин, Курмыш, Симбирск.

В заключительные два десятилетия XVII века осваивались последние районы, еще не охваченные крестьянской колонизацией. Верхотурские власти основали на незанятых землях Новопышминскую, Белоярскую и Тамакульскую слободы (последняя – в границах нынешней Курганской области).
Ядро населения Новопышминской составили выходцы из Невьянской и Тагильской слобод и владений Невьянского монастыря. Но, часть новоселов пришла из более отдаленных мест. Например, в западной части Новопышминской слободы удалось выявить большую организованную группу переселенцев из монастырских вотчин Шестаковского уезда (на Вятке). Наверняка, были такие группы и из других местностей. Среди первопоселенцев Белоярской слободы тоже заметное количество составляли верхотурцы из Невьянской, Арамашевской и Тагильской слобод.
В пределах Тобольского уезда в границах Свердловской области в этот период были основаны три слободы в Приисетье: Камышевская, Багарякская и Каменская. Камышевская была поставлена в 1686 году между существующими Арамильской слободой и Колчеданским острогом. Основал слободу уроженец Важского уезда, живший в Шадринской слободе. К 1695 году в ней насчитывалось 63 крестьянских двора. По происхождению жители примерно соответствовали соседней Арамильской слободе – Прикамье, Поволжье, по нескольку уроженцев Верхотурского уезда и северных регионов (Устюг, Каргаполье).
К югу от Камышевской слободы и Колчеданского острога в 1692 году была основана Багарякская слобода, большая часть территории которой сейчас входит в Челябинскую область. К сожалению, переписей населения ранее 1719 года пока не найдено, поэтому о времени появления в слободе отдельных семей и их происхождении приходится только догадываться. К 1719 году на территории Свердловской области было два поселения Багарякской слободы – село Истоцкое (Троицкое) и деревня Старикова. В Истоцком около десяти дворов населяли выходцы из Верхотурского уезда (Арамашевской, Невьянской, Тагильской и Аятской слобод).
В 1682 году появляется Каменское (Железинское) поселье Далматовского Успенского монастыря, организованного «для монастырских великих нужд, на монастырскую потребу». Одной из задач поселья была выплавка железа. К сожалению, почти ничего не известно о жителях монастырской заимки. Скорее всего, они были переведены из более ранних владений монастыря. В 1700 году монастырские владения на речке Каменке были возвращены в казну. На их месте основана государева Каменская слобода, на территории которой началось строительство железоделательного завода. Списков жителей Каменской слободы раньше 1719 года найти не удалось, поэтому происхождение большинства семей пока остается не выясненным.

Территория северо-восточной части Свердловской области (Туринский и Пелымский уезды) была мало пригодная для сельского хозяйства. О происхождении населения Туринского уезда недостаточно информации. В самой ранней известной переписи 1624 года есть только единичные прозвания, позволяющие предполагать места прежнего проживания (ярославец, лалетин, пермитин, колмогорец, Москва, Вага, Чусовитин, свияжанин), для большинства жителей Туринского уезда этот вопрос остается открытым. Заселялся уезд преимущественно к югу от Туринска, оставаясь практически пустым в северной части. О слабом крестьянском освоении говорит наличие на территории уезда единственной слободы – Благовещенской – созданной в 1638/39 году западнее Туринска.
В Пелымском уезде к 1625 году насчитывалось сорок пять крестьян, двадцать четыре из которых проживали в Таборинской волости. Восемь человек написаны с прозвищами, указывающими на уезды западнее и южнее Москвы – колуженины (двое), белевец, михайловец, ливенец, серпеитин, Курского города и новокрещен касимовец. У десяти показано происхождение из Прикамья: у восьми – пермитин, по одному – кайгородец и Усолья Камского. Двенадцать человек пришли из северо-русских уездов: по двое – важенины и двинянины, по одному - мезенец, вологженин, кокшар, пенеженин, с Лузы, Еренска, Усолья Вычегодского, устюженин. Поволжье представлено одним нижегородцем. У остальных указания на происхождение нет. К 1685 году крестьянское население Пелымского уезда выросло до 51 человека. То есть, прибавлялось по одному двору в десять лет.
Но, если крестьянское население Пелымского уезда хоть немного, но росло, коренное в Таборинской волости к концу XVII века исчезает. В крестьянской книге 1641 года перечислено «в Верхних и в Нижних Табарах пашенных мурз и вагулич сорок человек» и сказано, что за предыдущие десять лет умерло двадцать шесть человек. К 1685 году остался один «пашенный вагулетин». Вряд ли «мурзы и вагуличи» поголовно вымерли, скорее – переселились в другие места.

Люди не только приходили на Урал, но и уходили с него дальше на восток. Уже в 1633 году было «послано невьянских пашенных крестьян в Томской и Томского розряду в Енесейской и в Красноярской остроги 32 человека опрочи того, что посланы вместо невьинских крестьян ис подгородных, ис тагильских и из новой Ницынской слободы 3 человека».
Выходцы с территории Свердловской области участвовали в заселении многих слобод в южной части Западной Сибири. Уроженцем Невьянской слободы был основатель Царева Городища (будущий город Курган) Тимофей Невежин. Много выходцев из Верхотурского уезда переселилось в Исетский острог. Уроженцы Чубаровской и Туринской слобод были заметны в части Приисетья, относящейся сейчас к Курганской области.

Таким образом, вся территория Свердловской области к востоку от Уральских гор, пригодная для крестьянского освоения, была к 1700 году покрыта сетью населенных пунктов. Это не значит, что крестьянское заселение на этом закончилось. Оно, конечно, продолжалось, но уже в виде освоения внутренних территорий слобод – увеличение существующих поселений, основание новых деревень. В районах раннего освоения появление новых переселенцев было затруднительно ввиду отсутствия свободных земель. Более поздние слободы, в основном по южной окраине области, продолжали принимать поселенцев извне в силу как сравнительно слабой освоенности территории, так и более подходящих условий для ведения сельского хозяйства.
В это же время начался новый этап в формировании уральского населения, связанный со строительством заводов и развитием промышленной инфраструктуры.

XVIII век
Из за отсутствия на Урале специалистов по сооружению заводов и умению на них трудиться, первые промышленные кадры были переведены из центральной России. Вопреки расхожему мнению, это были не туляки, привлеченные Демидовым. Невьянский завод строился как казенный и первые мастеровые люди прибыли на него из подмосковных Павловских заводов. По отдаточной книге 1702 года в Невьянском заводе числилось 22 человека «московской присылки» и пятеро «гулящих». На Каменском заводе к весне 1701 года было 24 мастеровых. Из них 17 человек пришли с Павловского, пятеро – с Поротовского заводов. Следующие заводы планировалось снабжать специалистами из уже действующих: «велено в Тобольском уезде завесть другие железные заводы на Уктуске реке, а мастеровых людей имать велено с Каменских железных заводов».
Проблема подготовки местных кадров была решена за несколько лет. На Алапаевском заводе в октябре 1705 года насчитывалось 76 мастеровых. Присланных из Москвы – трое, пришедших с ранее построенных (Уктуского и Невьянского) заводов – четверо, 63 человека – верхотурцы (60 – крестьяне, по одному – ямщик, посадский и подьяческий сын), пятеро – из гулящих людей.
В Нижнетагильском заводе в ревизии 1722 года написано четыре местных семьи и двое пленных шведов. Конечно, это только те, кто был зачислен непосредственно на завод. Кроме них, согласно крестоприводной книге 1725 года, на Нижнее-Тагильском и Выйском заводах находилось несколько сот бобылей, то есть, людей с временным статусом.
В Екатеринбурге по ревизии 1747 года заводские специалисты показаны пришедшими со всех первых четырех уральских заводов, особенно много – с Уктусского и Каменского, а также с Олонецких Петровских заводов. Остальные мастеровые пришли из уральских слобод (Арамильская, Арамашевская, Багарякская, Камышевская, Невьянская, Катайский и Колчеданский остроги и другие) и из более отдаленных мест (Тобольск, Тюмень, Казань, Москва, Уфимский уезд). Поскольку Екатеринбург изначально закладывался как центр управления горного ведомства, вокруг завода быстрыми темпами стало формироваться население и помимо заводского. Уже в 1726 году «Реестр пришлым людем, которые живут в Екатеринбурге в городе и за городом своими дворами и на подворьях» насчитывал 354 человек. Среди них преобладали выходцы из Прикамья (Кунгур, Чердынь, Кайгородок, вотчины Строгановых), Архангелогородской губернии (Устюг, Чаронда, Тотьма, Вага), Москвы, Поволжья (Балахна, Сарапул), Тюмени. Уральское население было представлено уроженцами Невьянской, Мурзинской, Арамильской, Арамашевской, Тагильской слобод. Хорошо видно, что изначально заводское население Екатеринбурга заметно отличалось от незаводского, которое со временем было организовано в Екатеринбургскую слободу.
Верхисетский завод, он же завод Цесаревны Анны (пущен в 1726 году) к 1747 году был заселен мастеровыми с ранее построенных заводов (Уктуский, Каменский, Алапаевский) и уроженцами уральских слобод (Невьянской, Арамашевской, Арамильской, Тагильской), Тюмени и Кунгура.
На Кушвинский завод (1739 год) на раннем этапе его деятельности были привлечены специалисты с Уктусского, Каменского, Алапаевского заводов. Для малоквалифицированных работ были переведены крестьяне «из слобод заводского ведомства», к которым добавили достаточно заметное количество ссыльных, каковых по ревизии 1747 года числилось 82 человека. Эта же ревизия закрепила (по указу от 1746 года) «пришлых из разных губерний» (56 человек) и «прописных в прежнюю ревизию» (73 человека), которые, очевидно, уже находились при заводе. Среди вновь зачисленных, в основном, – выходцы из Поволжья, Подмосковья, Тотьмы, Устюга, Вятки. Бросается в глаза почти полное отсутствие уроженцев Прикамья.

Кроме квалифицированных мастеров, промышленность нуждалась в многочисленной вспомогательной рабочей силе. Для обеспечения таковой заводам подчиняли близлежащие крестьянские слободы, жителей которых обязали участвовать в заводских работах. Начала формироваться многочисленная категория приписных заводских крестьян. Приписывали крестьян не только к казенным заводам. После передачи Невьянского завода Демидову, в 1703 году к нему приписали Краснопольскую и Аятскую слободу и владения Невьянского монастыря. Из крестьян, приписанных к соответствующему заводу, обычно осуществлялось пополнение мастеровых на этом заводе. Для ускорения процесса привлечения новой рабочей силы на казенные предприятия проводились рекрутские наборы, через которые на заводы попадали жители и более отдаленных местностей.
Но частные заводовладельцы, в первую очередь – Демидовы, несмотря на наличие приписных крестьян, имели меньше возможностей для привлечения рабочей силы. Ими стали практиковаться новые формы решений кадровых проблем. Одной из них была покупка крепостных крестьян в европейской части России с последующим переводом их на Урал. Покупались как отдельные семьи, так и целые вотчины. Первые партии крепостных на Невьянских заводах прибыли из Нижегородского (села Фокино, Юркино, Высокое), Арзамаского (село Саканы), Галицкого (село Богородицкое), Царевосанчурского (село Успенское) уездов. Большую часть составляли крестьяне села Фокино.
Вторым способом привлечь рабочую силу был прием разношерстного люда, не пристроенного к постоянному тяглу (или оставившего таковое), ищущим заработки вдали от дома. Набрав людей по найму, Демидовы добились их закрепления за заводами. Бывшие вольнонаемные, названные вечноотданными, оказались на положении, мало отличавшемся от крепостного.
Все новые заводы на Урале наполнялись работниками примерно по одной схеме. Ядро составляли квалифицированные кадры, переведенные с действующих заводов. Для вспомогательной работы (перевозка, разгрузка, ремонт дорог, заготовка дров и т.д.) набирались люди со стороны. На казенных предприятиях это были, в основном, местные уроженцы, на частных – выходцы из более отдаленных мест (крепостные и вечноотданные). Таким образом, между населением государственных и частных заводов разница была не только в правовом положении, но в определенных проявлениях бытовой культуры.
Например, на казенных Синячихинском (основан в 1724 г.) и Сусанском (основан в 1737 г.) заводах по ревизии 1747 года значатся переселенцы с Алапаевского завода и ближайших слобод (Невьянской, Арамашевской, Тагильской). В близлежащем демидовском Салдинском заводе (основан в 1759 г.) население по происхождению было гораздо более разнообразным: 41,43 % - из Унженского уезда; 21,18 % - из Царевосанчурского уезда; 12,50 % - из Арзамасского уезда; 8,16 % - из Нижегородского уезда; 1,55 % - из Верхотурского уезда; 1,03 % - из Балахонского уезда; 0,93 % - из Прикамья; 0,40 % - из Дедиловского уезда; 0,20 % - из Тульского уезда; 0,20 % - из Мензелинска; 0,20 % - из Галича; 0,20 % - из Тотьмы; 0,20 % - из Устюга; 0,10 % - из Подмосковья. У 11,67 % происхождение не определено.
Новые заводы ставились большей часть в горной части Урала, крестьянское население которого было ограничено. Поэтому пришлось приписывать все более отдаленные слободы. К Березовским золотым промыслам приписали слободы под Шадринском (Крутихинскую, Ольховскую и Красномысскую). К Кушвинским (Гороблагодатским) заводам приписали, среди прочих, Киргинскую и Туринскую слободы. Соответственно, оттуда и происходил приток новых рабочих кадров.
Своеобразно решили проблему с кадрами мастеровых Строгановы, построившие в 1734 году Билимбаевский завод. В отличие от Демидовых и других частных заводовладельцев проблемы с зависимым населением, которое можно было при надобности переселить на заводы, у Строгановых не было изначально. Вопрос с квалифицированными работниками был решен путем розыска строгановских людей на демидовских заводах и перевода их в Билимбаевский завод. Не исключено, что эти люди были сознательно отпущены (или даже направлены) Строгановыми для овладения заводскими специальностями. Билимбаевский завод был заселен в основном уроженцами Прикамья.
В конце XVIII века наибольшую активность среди в строительстве частных заводов демонстрировали Яковлевы, купившие у Демидовых Невьянский горный округ. Не имея вотчин с крепостными, они ограничивались людскими ресурсами действующих заводов. Режевской завод (1778 год) был заселен из Невьянского, Быньговского, Верхнетагильского и Верхнейвинского заводов; Петрокаменский (1788 год) - с Невьянского Быньговского и Верхнетагильского заводов.

Хотя основные переселенческие процессы в XVIII веке на Урале были связаны с заводами, в сельской местности перемещение населения тоже продолжалось. Осваивались самые южные районы Свердловской области – Приисетье. Каменская слобода, организованная в 1700 году, к 1719 насчитывала полтора десятка деревень. В соседней Камышевской слободе удалось проследить процесс переселения группы крестьянских семей из под Вологды.
Заводы, поставленные в малозаселенной местности, быстро обрастали собственными деревнями, которые не вошли в местные слободы, а подчинялись непосредственно заводскому начальству. Вокруг Екатеринбурга в двадцатых-тридцатых годах появляются Шарташская, Становая, Решетская, Пышминская, Мостовая и Таватуйская деревни. Крестьяне этих деревень происходили из достаточно отдаленных мест – Среднее Поволжье (Казанский, Нижегородский, Балахонский уезды), Подмосковье.
Для защиты Сысертских заводов были поставлены Полдневская и Кособродская крепости. В данном случае заселение приходило организованно - крестьяне в крепости были переведены по указу 1727 года из слобод Екатеринбургского ведомства (Камышловской, Камышевской, Тамакульской, Новопышминской, Белослудской, Белоярской, Арамильской, Каменской). Часть крестьян поселили в Северском заводе, к ним в 1735, 1744 и 1745 гг. добавили ссыльнопоселенцев.
Вокруг Кушвинских заводов в тридцатых-сороковых годах основаны деревни Кедровка, Луковка, Ослянская, Верхняя Лая и Нижняя Лая. Население было сформировано уроженцами многих уездов Прикамья, Поволжья и Северо-Запада России.
Юго-западная окраина Свердловской области была включена в процесс колонизации в середине тридцатых годов XVIII века. Основой этого стала прокладка новой дороги из Казани в Екатеринбург, вдоль которой была создана система крепостей – Гробовская, Киргишанская, Кленовская, Бисертская, Красноуфимская. Помимо гарнизонов, в крепостях и около них стало формироваться крестьянское население. Первые переселенцы были переведены из сел и деревень Кунгурского уезда по указу 1734 года. По этому же указу произошло заметное пополнение крестьянского населения Уткинской слободы (629 человек из 703 по ревизии 1747 года).
Под прикрытием крепостей появляются частные заводы – Васильево-Шайтанский (1733 год), Ревдинский (1734 год), Верхне-Сергинский (1742 год), Нижне-Сергинский (1744 год), Бисертский (1761 год). Строились эти заводы Демидовыми, соответственно, население формировалось крепостными, переведенными из демидовских владений в европейской части России – Калужского уезда (Ромодановская волость и Дугнинский завод), Казанского уезда (деревни Воскресенской), Саранского уезда (село Пятина), Арзамасского уезда (село Никитино), Галицкого уезда (деревня Коровиха) и других.
Нижне-Иргинский завод (1730 год) был поставлен другими заводчиками – Осокиными. Привлечение рабочей силы на него осуществлялось из других мест. По свидетельству 1755 года наиболее многочисленными были выходцы из дворцовых крестьян Балахонского уезда и вотчины Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Показаны также уроженцы Юрьев-Поволского и Казанского и Московского уездов.

Как и в семнадцатом, в восемнадцатом веке уральцы продолжали участвовать в освоении более отдаленных местностей Сибири. В частности, по ревизии 1747 года среди первых жителей Колывано-Воскресенского и Барнаульского заводов на Алтае заметное число переведенных из Невьянских заводов и приписанных к ним слобод.

XIX век (вместо заключения)

Начало девятнадцатого века была проведена реформа, существенно повлиявшая на переселенческие процессы на Среднем Урале. В 1807 году была отменена приписка крестьян к заводам. Потерю вспомогательной рабочей силы частично компенсировало создание новой категории горно-заводского населения – непременных работников. Частью они жили непосредственно в заводских поселках, частью - в специально выделенных из крестьянских слобод участках, которые, в отличие от приписных, находились в непосредственной близости от предприятий. Но, для полноценного восполнения пришлось провести массовые рекрутские наборы. На Березовские золотые промыслы такие наборы проходили в 1806, 1810 и 1812 гг. К сожалению, ревизские сказки не дают сведения о прежнем жительстве рекрутов, поэтому об их происхождение приходится судить по косвенной информации. Фамилии и частичная идентификация семей позволяют говорить о том, что этими рекрутскими наборами была охвачена практически вся территория Свердловской области. То же самое можно сказать о рекрутском наборе на Верхисетский завод 1812 года.
На заводы Гороблагодатского округа в 1816 году был проведен набор в Симбирском уезде. Из-за особенностей делопроизводства все новоприбывшие были вначале записаны по Серебрянскому заводу, хотя по факту они сразу были расселены по всему округу.
По другому решался вопрос с потерей приписных на демидовских Нижнетагильских заводах. К приписным крестьянам здесь кроме сельских жителей относились потомки первых государственных мастеровых, которые по указу 1807 года должны были покинуть заводы. Часть из них была переведена в 1818 году на казенные заводы, в частности – Златоустовского горного округа. Остальные были причислены к Краснопольской слободе.
Восполнить потерю рабочей силы Демидовы решили путем переселения большого количества своих крепостных из европейской части России. Основная масса прибыла в 1827-1828 гг. Многие были из уездов, откуда до этого времени переселений на Урал не происходило. Как и в Гороблагодатском округе, все прибывшие были записаны и числились до 1850 года по Нижнетагильскому заводу. Ревизия 1834 года дает следующую географию их прежнего проживания:
Алаторский уезд, село Тургенево с деревнями;
Тульская губ., Богородицкий уезд, сельцо Аннинская отрада, села Товарково и Михайловское;
Тульская губ., Крапивинский уезд, села Долгово и Бородино;
Тульская губ., Калязинский уезд, сельцо Берислон;
Калужская губ., Малоярославский уезд, села Федоровское и Суходровка;
Калужская губ., Тарутинский уезд, дер. Шиголева;
Вятская губ., Яранский уезд, села Сметанино и Ихта с деревнями;
Рязанская губ., Касимовский уезд, села Ерахтур и Мышца;
Черниговская губ., Новгород-Северский уезд, села Печенюки, Стахорщина, Багриновка, Буда, Смячи, Воробьевка, Ларионовка, Архиповка, Костобобр, Шептаки;
Черниговская губ., Сосницкий уезд, село Радомка и слободка Старогутинская;
Яранский уезд, село Голетское с деревнями.
К ревизии 1850 года добавились также уроженцы из других мест:
Тверская губ., Калязинский уезд, село Прислон;
Новгородская губ., Усищевская вотчина;
Московская губ., Верейский уезд, села Петровское, Покровское (Алабино), Ильинское, Сумароково (Хлопово);
Московская губ., Звенигородский уезд, село Свонорье;
Московская губ., Богородский уезд, село Сергеевское;
Калужская губ., Тарусский уезд, дер. Шигалева;
Херсонская губ., Одесский уезд, села Демидовка и Заводовка.
Прибытие новых жителей не только существенно пополнило население самих заводов, но и позволило заселить ближайшую сельскую округу. В ревизии 1850 года появляются села Воскресенское (сейчас – восточная часть Нижнего Тагила) и Никольское, деревни: Аврорина, Опытный хутор, Павловская, Анатольская, Акинфиевская, Елизаветинская.
Это была последняя крупная переселенческая волна на Средний Урал. В целом в XIX веке, по сравнению с более ранним периодом, движение населения было мало интенсивным. Немногочисленные новые заводы строились в структуре сложившихся горных округов и заселялись местными жителями. Возможности крестьянского освоения были, в основном, исчерпаны и наблюдался процесс ухода в южном и восточном направлении. Особенно заметно после отмены крепостного права было переселение выходцев из Черниговщины в Оренбургскую губернию.
В дальнейшем некоторый приток нового населения наблюдался на строительстве железных дорог и на разработке отдаленных лесных угодий. Но для большинства пришедших работа там была временным явлением.