17 (4)
выпуск
2017
Подписка
Бесплатная подписка на
электронную версию журнала
Подписной индекс
«Почта России» – 43669
НАУЧНЫЙ
ЕЖЕГОДНИК
Институт философии и права
Уральского отделения
Российской академии наук
с 2011 г. журнал включен в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий о журнале

Я. СТАРЦЕВ

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ СЕМИНАР 23 ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА

23 октября 2017 года кандидатом политических наук, доцентом, старшим научным сотрудником отдела права Института философии и права СТАРЦЕВЫМ ЯРОСЛАВОМ ЮРЬЕВИЧЕМ на заседании отдела права был представлен доклад "Модульное социальное государство: политико-правовые проблемы и возможность реализации"

 

 

Тезисы доклада

 

 

 

1. Большинство современных государств позиционирует себя как «социальное государство», т. е. государство в значительной степени редистрибутивное, что имеет 1) политические основания (реакция на социальные конфликты XIX - первой половины ХХ века), 2) правовое закрепление (соответствующие статьи конституций и основополагающих законов, некоторые международные акты, концепция социальных прав человека), 3) соответствие социальным ожиданиям (население этих стран рассматривает получение социальной поддержки как право, а её предоставление — как обязанность государства).

 

2. Экономическая и технологическая трансформация современного мира делает концепцию и практику социального государства весьма уязвимыми в силу следующих тенденций:

 

- снижение темпов мирового развития, особенно — в наиболее богатых странах, т. е. сокращение доли общественного богатства, подлежащего перераспределению;

 

- старение населения, особенно — в наиболее богатых странах, т. е. сокращение доли экономически активного населения, занятого общественным производством, с параллельным ростом доли иждивенцев, их затратных ожиданий и собственно затрат;

 

- рост популярности неолиберальной идеологии и неолиберальной политики, резюмирующих вышеописанные тенденции и ориентированных на бюджетную экономию, т. е. прежде всего — на сокращение редистрибутивных государственных расходов;

 

- усиление межстрановой и межрегиональной дифференциации, как следствие — перемещение проблематики социальной справедливости и связанной с ней редистрибутивности на международный уровень, где недостаточность ресурсов такого рода ещё более очевидна, - как и проблематичность экстраполяции принципов социального государства на общепланетарный уровень.

 

3. Вместе с тем, существуют и противонаправленные тенденции, снижающие прямую зависимость возможностей редистрибуции от классических характеристик трудовых ресурсов и их роли в экономическом производстве:

 

- цифровая революция и развитие роботизации снижают зависимость общественного производства от численности трудовых ресурсов;

 

- напротив, продолжает увеличиваться зависимость экономики от сферы потребления и, как следствие, от платежеспособного дифференцированного спроса;

 

- программы вторичной и частичной занятости показывают высокий потенциал задействования всё более разнообразных трудовых ресурсов (включая низкоквалифицированные, редкие квалификации, пенсионеров) в производстве услуг или иных не жизнеобеспечивающих благ;

 

- такие факторы, как инди-экономика, электронные социальные сети как экономические площадки, волонтёрство, развитие преимущественно рекреативных услуг, дифференциация и лабильность связанного с ними спроса, технологии блокчейн позволяют говорить о формировании сектора социальной экономики, в большей степени основанной на межличностных и групповых взаимодействиях и идентичностях, чем на соображениях прибыли и роста производства или сбыта.

 

4. Тенденции, охарактеризованные в пп. 2-3 явным образом вступают в противоречие друг с другом; если экономические составляющие противоречия вполне могут быть урегулированы рыночными механизмами, то роль публичной власти явно требует внятного выбора, определяющего соотношение этих тенденций с идеологемой, нормативной базой и повседневной практикой социального государства.

 

5. Традиционные концепции, затрагивающие редистрибутивную роль государства, предлагают два взаимоисключающих — или во многих отношениях полярных — подхода к урегулированию этих противоречий с позиций публичной власти:

 

- неолиберальный подход (фактически сливающийся с неоконсервативным): государство сокращает или замораживает объёмы социальных выплат (гарантированная пенсия, социальные пособия, бюджетные услуги), тем самым способствуя снижению налогообложения и экономическому росту, а также развитию социальной конкуренции;

 

- социалистический подход: государство обеспечивает текущий или более высокий уровень гарантированных благ (например, через реализацию идей всеобщего высшего образования, гарантированного социального дохода, включение цифровой грамотности и доступности интернет-сервисов в число базовых социальных прав и т. п.), тем самым фактически инвестируя в платежеспособный спрос.

 

6. Легко заметить, что каждый из столь различных подходов строится на презумпции экономического развития: в рамках неолиберальной парадигмы оно гарантирует разнообразие форм занятости и индивидуальных доходов, что должно свести риски полной социальной необеспеченности и неустроенности к уделу незначительной группы маргиналов; в рамках социалистической парадигмы оно обеспечивает общество необходимыми редистрибутивными ресурсами. В случае отсутствия значительного экономического роста или его простой негарантированности неолиберальный вариант будет трансформироваться в усиление социальной дифференциации и в противостояние, вплоть до вооружённого, благополучных районов и бедняцких гетто, в худших традициях социал-дарвинизма, а социалистический — в полицейское уравнительное общество в худших традициях государственного социализма ХХ века.

 

7. В свою очередь, выбор любого из названных вариантов не снимает идеологических противоречий и связанного с ним кризиса ожиданий и последующих конфликтов: при реализации неолиберальной модели государство отказывается от значительной части ожидаемых от него социальных гарантий, а при реализации социалистической модели государство неизбежно, через контроль над перераспределением, ограничивает индивидуальные права и свободы. Вне зависимости от того, будет ли новый порядок устанавливаться через прямое правовое принуждение (соответствующие законодательные новации, прежде всего — запретительные и предписывающие меры), или через институциональное принуждение (формирование социальных институтов, вынуждающих к массовому добровольному отказу от тех или иных прав в индивидуальном порядке), противоречие и порождаемый им конфликт остаются неразрешёнными.

 

8. Возможный третий вариант разрешения названного противоречия и формирования нового типа социального государства связан с идеологической программой коммунитаризма — не столько через концептуальные тезисы теоретиков этого варианта социального развития, сколько через постепенно формирующуюся практику, представляющую собой точечное реагирование на некоторые из названных тенденций и пока, как представляется, не объединённую в целостный проект, представляющий прикладной интерес в масштабах социального государства в целом.

 

9. Между тем, формирование такого проекта и обосновывающей его модели вполне возможно. Подобная модель может строиться на следующих принципах:

 

- объединение всех источников и форм государственной социальной политики в один источник, единый социальный фонд, интегрирующий пенсионную систему, все виды социальных пособий и все виды бюджетных услуг;

 

- фиксация минимального гарантированного социального пособия на уровне, достаточном для физического выживания (прожиточный минимум) при отсутствии других доходов;

 

- формирование системы индивидуального рейтингования, где каждому гражданину за общественно полезные действия присваивается определённое количество рейтинговых баллов;

 

- количество возможных рейтинговых баллов лимитировано и распределено в пропорции 50:50 между государством и частными лицами (между последними исходное количество баллов распределяется поровну);

 

- социальное рейтингование отдельных лиц строится только по результатам трансферта, т. е. оценивается только полученный от кого-то балл;

 

- социальные блага перераспределяются по результатам социального рейтингования

 

- полученные рейтинговые баллы могут расходоваться как непосредственно для получения социальных благ (по модели материнского капитала), так и через их монетизацию (конвертацию в национальную валюту);

 

- социальные блага индивидуализируемого, но неделимого характера группируются в модули а) гарантированные (наряду с минимальным доходом - например, для юридически недееспособных — образование и здравоохранение для детей, - или для чрезвычайных ситуаций, жизнеопасных травм и т. п.) и б) свободно выбираемые обладателем баллов;

 

- целостность и состоятельность системы обеспечивается за счёт автоматической макроиндексации, связанной с основными экономико-демографическими показателями;

 

- гарантированность трансакций и защита системы от манипуляций обеспечивается технологиями блокчейн.

 

10. Кейсы:

 

- автоматическая макроиндексация при реформировании пенсионных систем

 

- иммиграционные требования в странах, привлекающих иммигрантов

 

- прописка в Пекине и Шанхае и другие китайские эксперименты

 

- авторское право: эксперимент о.Мэн

 

- монетизация каналов Youtube

 

- блокчейн как пример и как технология.

 

11. Предлагаемая модель, на наш взгляд, обладает некоторыми преимуществами по сравнению с описанными выше неолиберальной и социалистической моделями, а именно:

 

- формируется социальная политика, в значительной степени интегрирующая принципы либерализма (поощрение индивидуальных достижений, свобода выбора) и социализма (гарантированность социальных благ с государством в качестве гаранта);

 

- редистрибутивная деятельность строится на принципах социальной солидарности;

 

- в экономику интегрируются социальные взаимодействия, которые сегодня из неё исключены — за счёт чего расширяется сфера их применения;

 

- модель сочетаема с традиционными формами экономической деятельности в целом и трудовых отношений в частности;

 

- обеспечивается рационализация социальной жизни и формирование более последовательных жизненных стратегий.

 

12. Вне зависимости от условий и сроков разработки и реализации соответствующей математической и технологической модели, введение такого варианта социального государства требует формирования соответствующей ценностной и правотворческой программы.